+7 953 930-19-91
Вход


Поморы - моряки русского Севера 10 Марта 2012

Поморы – моряки, впервые освоившие русский Север


 

С 10 века на побережье Северного и Баренцева моря селятся пришедшие сюда славяне-русичи. Они смешиваются с местным финно-угорским населением и начинают жить на холодных и неприветливых северных берегах. Поморы, так себя называют потомки этих людей. Они сыграли ключевую роль в освоении северного побережья России, освоении островов Ледовитого океана, первыми пришли на север Сибири. Жизнь этого народа была неразрывно связана с морем. Морем они кормились, на островах и на побережье добывали пушнину, освоили солепромысел. Поморы отваживались заходить в забитое льдом Карское море и дошли до устья Енисея. На своих парусных кочах они посетили острова Новой Земли, дошли до архипелага Шпицберген, основали город Мангазея на севере восточной Сибири. Суровые условия жизни сформировали и характер этих «пахарей» северных морей, – они доверчивы, гостеприимны, дружелюбны и стараются жить в гармонии с природой.
 


 

Современные реплики старинных поморских парусных судов (кочей) совершили несколько выдающихся плаваний по Северу, по следам древних мореходов

 

Парусные суда поморов

Первыми судами поморов были ладьи. На этих парусных кораблях они ходили по рекам и осуществляли прибрежные плавания. На ладьях ставили парус, но в основном ходили на веслах. В длину ладьи достигали двадцати метров, в ширину - трех. Тип древнерусской ладьи со временем претерпел изменения и был адаптирован для северных условий. Для дальних плаваний в Балтийском и Северном морях строили «заморские» ладьи, «обыкновенные» же строили для хождения по Белому морю. Суда имели малую осадку и отличались своими размерами. «Заморские» ладьи в тринадцатом-пятнадцатом веках достигали в длину 25-ти, а в ширину 8-ми метров.
 


 

Парусное вооружение поморских кочей отличалось от вооружения ладей

Ладьи имели сплошную палубу, таким образом вода не попадала внутрь судна. Тяжелые условия северного мореплавания сформировали и уникальный тип судов -  поморский коч. Эти суда были дальнейшим развитием конструкции ладьи. Они имели яйцеобразную форму, и при попадании во льды корабли поморов просто выдавливало вверх, не повреждая корпус. Конструкция кочей была более сложной, нежели у ладей, различалось и парусное вооружение. Информацию о кочах исследователям  пришлось собирать по крупицам, но в этом десятилетии было найдено множество фрагментов судов. И сейчас можно достоверно утверждать, что у кочей была вторая обшивка в районе ватерлинии из дуба или лиственницы. Это помогало при плавании в битом льду. На судне были большие тяжелые якоря. Их использовали для волока, в том числе и по льду. Якоря укрепляли во льду и затем, выбирая канаты, подтягивали судно, разыскивая  чистую воду. Корму коч имел почти отвесную. Нос был сильно наклонен. Осадка судна была невелика, полтора метра, что облегчало заход судна в устья рек и на мелководья. Днище было укреплено накладными досками. Борта обшивались досками с помощью скоб, их требовалось огромное количество – несколько тысяч. Грузоподъемность  судов достигала 40 тонн.
 


 

"Фрам" Нансена, построенный по аналогу поморских кочей, дрейфовал во льдах продолжительное время

Именно на кочах прошел казак Семен Дежнев в 1648 году по Ледовитому океану до крайней точки материка, прошел "Большой каменный нос" (теперь Мыс Дежнева), где были разбиты несколько кочей, и мореплаватели вошли в устье реки Анадырь.


 

Об эти неприветливые скалы на самом краю света разбился один из кочей экспедиции Семена Дежнева

Петр I запретил строить «старинные» корабли, но на севере строительство кочей продолжается, – настолько удачной была конструкция парусного судна. В настоящее время изготовлены копии этих выдающихся северных судов.  Современные исследователи прошли на них маршрутами поморов до Новой Земли и Шпицбергена.
 

 

Навигация у поморов

Отличительной особенностью навигации у поморов были своеобразные маяки: поклонные кресты и большие пирамиды из камней. На мысах, на приметных местах, даже около дома поморы ставили большие кресты, на некоторых крестах расположение перекладины точно соответствует сторонам света. Так старинные мореплаватели могли обходиться без компаса. Несколько поклонных крестов даже установил Петр I после того, как попал в бурю на Белом море, и его спасло только умение лоцмана-помора. Вообще-то своеобразный деревянный компас у поморов был, и назывался он «ветромер». Он был без магнитной стрелки, но служил тем же целям – для определения сторон света. А назвали его так потому, что в центре компаса стоял небольшой стерженек, по которому определяли стороны света в зависимости от положения солнца в полдень, но часто из-за туманов  компас ориентировали по крестам, приметным береговым ориентирам или господствующим ветрам. Учитывая все эти условия, прокладывали курс. В начале восемнадцатого века у поморов появляются и более серьезные астрономические инструменты: квадранты, градштоки, астролябии. Особой популярностью пользовался градшток,  ввиду простоты изготовления и использования поморы его называли по-простому – «палкой».
 


 

Ветромер

Лоцманское дело

Ходили поморы и по своим лоциям, « верам», где были описаны якорные стоянки, особые приметы на берегу, расстояния. Первые лоции писались ещё на бересте, их бережно хранили и передавали по наследству. Поморы составляли также чертежи и карты побережий, так называемые «ландкарты» или «расспросные карты», - для их составления расспрашивали купцов и моряков. На этих картах не было сетки и масштаба, но стояли пометки о дневных переходах до того или иного пункта. В основном пользовались иностранными картами начала 17-го века, но на их неточность пенял ещё Петр I. Использовать иностранные карты и поморские «расспросные карты» для определения местоположения кораблей было нельзя. Ходить по этим картам можно было лишь по береговым ориентирам и пользуясь знаниями поморов.
 


 

Китовые кости тоже использовались в качестве берегового ориентира

Архангельск в свое время был одним из важных торговых портов России. Сюда приезжали для торговли купцы из Западной Сибири, «заморские» торговцы-норвежцы, англичане, а также ненцы и другие коренные народы Севера. После завоеваний Петра и основания Петербурга важность Архангельска как торгового города для связи с Западом несколько упала, но торговля всё равно шла постоянно.
 

 

Жители Севера не только торговали, но и защищали морские пути, например, Игнат Малыгин в 16 веке  ходил на Мурман против пиратов из Норвегии для защиты торговых судов. На постоянной основе лоцманское дело на Севере зародилось в 17 веке. В 1653 году Ивану Хобарову  царским указом было разрешено сопровождать иностранные торговые корабли. Была установлена стоимость «вожи» - платы за сопровождение и вход в порт Архангельска.  Впоследствии ни одна экспедиция российских и зарубежных исследователей не обходилась без помощи поморов.
 


 
 Поморский коч, такелаж

 Культура поморов и раньше, и сейчас - это настоящий заповедник древнерусской культуры. Например, русский былинный эпос сохранился только в северорусских областях. До сих пор поморы прочно ассоциируются  в народном сознании с морем, они - люди моря, люди Севера, с древних времен живущие и кормящиеся от моря, отважные мореходы и исследователи.
 
 
*Источник: www.amcsailing.ru