+7 953 930-19-91
Вход


Быт Поморской земли. Обереги. 3 Октября 2011

Поморы всегда придавали особое значение кругу, считая, что пространство вокруг человека, особенно очерченное в виде круга, делает его недоступным для злых духов и является чудесным оберегом, а потому часто выстраивали свои заборы, вокруг дома чуть округленной формы, особенно относились к поясам, которые подвязывали вокруг себя.

Именно из Поморской земли пришел наговор, когда рисуешь круг, где бы он не прочерчивался: "Не ходи, чёрт, за черту, чёрт черты боится".
Пояса же вообще сами по себе наделялись не дюжей магической силой, даже считалось, что часть ее передается тому, кто его носит, и не удивительно, что народ ощущал особые силы в себе, ведь даже жениху и невесте незадолго до свадьбы на земле поморской одевались пояса, начиненные ртутью, что считалось мощнейшим оберегом.
Ну и было бы странным, если бы работа о поморах никак не касалась рыбы. Рыбный промысел был одним из самых основных для жителей Поморского берега. А потому особое значение имела и пойманная рыба, и приготовление к ее улову, и сборы за ней родимой.
Многим известно, что поморов в ином значении называют трескоедами, уж чего-чего а трески всегда было много. 
 
...Нет без трещочки рыбного стола:
 
ушицу нашу кушает столица, облизывает ложку заграница - тресковая уха, как мир, стара. 
 
И для того, чтобы улов оказался добротным, чтобы жена и дети досыта наедались, первая рыбина всегда выбрасывалась обратно в море. Главная кормилица поморского стола, рядом картошечка. И без этой рыбы не прожить бы зимы, да не выжить в суровых условиях Севера, так значит рыбу эту можно для приманки сытости да благополучия использовать, вот и смолили ее. Высушивали, пасть открывали, лаком покрывали и над дверью укладывали, чтобы в дом много еды входило, и каждый, кто не вошел, сытым выходил.
Зубатка также использовалась в качестве оберега, только она спасала от болезней всяческих, холеры или хвори морской. Зубатку тоже над дверью привешивали, считалось, что так даже никто больной войти не сможет.
В далеке от дома, у островов лютых выходили на промысел моряки, обязательно бросали в море или на лед какой-нибудь предмет, гладили ладонью эту воду или лед, приговаривая: «Вот мое тепло тебе — «студеному батюшке». Сбереги его и меня не забудь». или Прими и отпусти, Груман-батюшка! Прими нас как гостей желанных. Сохрани и обереги от смерти и печали. Отпусти нас невредимыми и с богатыми дарами.
Что помогало наловить много рыбы и живым, невредимым вернуться домой. Считалось, что в минуты ловли рыбы их охраняет сам хранитель моря лютого. Самым популярным для бросков в море - были серебряные монеты
В местах ловли рыбы Поморы часто сезонно жили семьями, строили там дома на время промысла, и у этих домов обязательно стоял крест - талисман на большой улов, каждый раз проходя мимо они обязательно просили его помочь в рыбной ловле.
Собираясь в море, поморы обычно брали с собой кулебяку (курник или пирог с рыбой), для хорошего улова. А жена тем временем выкладывала на стол на сутки краюху хлеба и солонку. Для того, чтобы мужу было не тяжело в пути, а еще уходили в море тайно, никому не сообщая, считая, что так будет нарушена особая связь с морем, и оно не поделится рыбой.
К рекам у Поморов отношение было особенным, они считали, что река, получает огромную силу и душу тех, кто в ней утоп и часто называли реки именами утопших, считая, что обращаются непосредственно к хранителям этой реки. Да и к именам поморы относили по-особенному, считая имя - продолжением рода, и если на промысле погибал помор, то его именем называли кого-нибудь из новорожденных.
К слову, о поморском гостеприимстве было уже сказано, угостить голодного путника было не только огромным личным желанием, но это было словно защитой и служило заклинанием на собственное благополучие и достаток.
 
Самым популярным поморским оберегом от нечисти была веточка рябины, которой на поморской земле всегда росло в достатке.
А самым красивым оберегом служили поморские мороженые песни и сказки. Поморы Верили и жили тем, что лучше всего передал в своем произведении Степан Писахов: "А малым робятам забавы нужны - матери потаковщицы на улицу выбежат, наговорят круглых ласковых слов. Робята ласковыми словами играют, слова блестят, звенят музыкой. За день много ласковых слов переломают. Ну да матери на ласковы слова для робят устали не знают."
Да, именно слово, единственное место в мире, где слова приобрели материальное, ощутимое тело, их можно потрогать, с ними можно играть, и слово это, летая вокруг ребетенка лучше всего защитит, и ничего нет для матери важнее, чем знать, что ее ребенок под защитой и не под чьей-нибудь, а под ее собственной.